Стилист Филиппа Киркорова о том, почему у ташкентских парней проблемы со стилем

Арсен Айрапетов считает, что проблема стиля в Ташкенте заключается в общественном мнении.


Арсен Айрапетов начинал работать в индустрии моды на своей родной земле — в Ташкенте в бутике Podium Italia. Сейчас он живет в Москве и уже шесть лет тесно сотрудничает с Филиппом Киркоровым, а недавно взял под опеку стиль рэпера DAVA. Специально для TBLD стилист рассказал о тонкостях сотрудничества со звездами шоу-бизнеса и запуске своего нового проекта.

О сотрудничестве с Киркоровым и DAVA

С Давой мы пересеклись на съемках клипа на песню Rolex, где я, как обычно, готовил луки для Филиппа. Так как у Давида (настоящее имя исполнителя DAVA — Давид Манукян, прим. ред.) и Филиппа один размер, мы решили убить двух зайцев и подготовили вещи на Давида из гардероба Филиппа.

Давид — крутой, воспитанный парень без пафоса. Мне интересно с ним работать — молодой рэпер, которому надо одеваться стильно, а он одет в попсовый Off White. Я ему объяснил, что от этого пора уходить и показал несколько луков Givenchy, в которых я его вижу. Ему понравилось, и мы начали работать. Я подбирал ему образ для «Вечернего Урганта», потом еще для пары съемок — так и сработались.

Работы с Киркоровым мне вполне хватает. Сотрудничать на постоянной основе в таком же объёме еще с другими звездами было бы сложно. Ольга Бузова предлагала мне сотрудничество, но мне пришлось отказаться. Во-первых, с девушками работать сложнее, у них ведь больше капризов. Во-вторых, ей нужен стилист на многочисленные съемки, а я не могу разорваться, ведь Филипп для меня в приоритете. К тому же, луки для съемок не всегда покупаются, чаще всего их берут на прокат или на бартерных условиях. Это не моя специальность, я больше персональный стилист-шоппер. Например, у Филиппа много своих вещей, я досконально знаю весь его гардероб. Все, что используется для съемок, наши личные вещи.

Я бы возможно попробовал поработать с Моргенштерном.

У него есть свой стиль, который мне нравится — рокерский, дерзкий, эпатажный, пафосный. Я знаком с его стилисткой, но я бы его сделал еще эпатажнее. Я замечал на некоторых видео, что его луки часто повторяются, поэтому думаю, что гардероб надо немного разнообразить.

Многие думают, что если я стилист Киркорова, то всех остальных я одеваю так же. Я часто работаю с обычными людьми не из мира шоу-бизнеса. Они поначалу осторожничают и просят: «Давай поработаем, только меня не как Филиппа». Каждому клиенту надо подбирать одежду соответственно его образу жизни, статусу и вкусу. Сам я одеваюсь в стиле смарт-кежуал.

С перьями и блестками Филиппа я вообще не работаю. Сценические костюмы ему специально подготавливают дизайнеры и режиссеры.

К примеру, Давид — это еще очень хороший кейс, так как он полная противоположность Филиппа. Когда они поют дуэтом, надо соблюдать баланс: Филипп по-любому будет яркий, и моя задача как стилиста — создать гармонию между их образами, сделать так, чтобы Дава на его фоне не потерялся.

Работа в Podium Italia 

Дмитрий Мащенко для меня как второй отец, потому что благодаря нему я получил профессиональные навыки, которые имею сейчас.

Я работал в Adidas около года и достиг максимальной зарплаты, потом захотел устроиться Podium Italia. На собеседовании менеджер сказал, что вакансий продавцов-консультантов нет и предложил мне вакансию бармена, но я отказался. Также в Adidas работала моя подруга, у которой, как оказалось, муж был менеджером в Podium Italia. Она рассказала ему о моем желании работать в бутике. Ее муж пришел в Adidas покупать спортивный костюм, и мы убили двух зайцев за раз: он купил одежду и оценил мою работу в качестве консультанта. В итоге меня пригласили на второе собеседование, но уже с Дмитрием. Так получилось, что оно было назначено сразу после очень напряженной планерки с персоналом. Как мне показалось, Дмитрий был не в духе. Я понял, что пришел очень «вовремя». Он позвал меня в кабинет, и мы начали беседовать. Я так волновался, что после первого вопроса мой голос задрожал, и я начал заикаться. Однако он меня раскрепостил, я стал спокойнее себя чувствовать, мы пообщались и он решил принять меня на работу.

С первого дня я хватался за все, мне был интересен мерчендайзинг, продажи, я уходил практически самым последним с работы. Менеджеры это отмечали и передавали Дмитрию. Он оценил мои старания. Спустя полгода Дмитрий взял меня с собой на неделю моды в Милан. Он сказал выбрать три лука на неделю моды засчет компании.

Я обращаю внимание всегда на стиль людей в других городах, потому что мне это интересно. Например, в Париже все очень сдержанно и интеллигентно, что для меня немного скучновато. В Милане наоборот, стиль более дерзкий, мне он больше по душе.

Отработав год в Podim Italia, меня перевали в бутик Glamour. Помимо должности продавца, там я был помощником байера, а потом стал самим байером. Я ездил на баинги Tom Ford, Brunello Cucinelli, Dolce & Gabbana, Prada, Lora Piano, Corneliani, Brioni, Salvatore Ferragamo, Gucci. Спустя год открылся бутик Brioni и меня там поставили управляющим. 

Собственный курс по обучению персонала бутиков

В феврале 2020 года прямо перед карантином мне написали из Сургута и спросили, не преподаю ли я стилистику для персонала мужских бутиков, а у меня как раз была идея написать такой курс. Я подготовил презентацию курса и мы договорились встретились через неделю в Москве. 

Однако потом началась пандемия и все затянулось, но карантин был мне только на руку — у меня появилось свободное время усовершенствовать курс. Так как я был работником бутика, знал, какие знания нужны персоналу и как преподносить товар. В ноябре я полетел в Сургут обучать персонал.

Я планирую запустить свою онлайн-школу и обучать на профессию мужской стилист. Сколько я изучал это направление, никто не обучает мужской стилистике, а с персоналом бутиков не работают тем более. 

Стилист — мужская профессия?

В лоб мне никогда не говорили, что стилист — это не мужская профессия. Знаю, что в Ташкенте про меня ходят разные слухи. Помню, кто-то даже думал, что я женился, чтобы отвести подозрения от себя. В принципе, это же Ташкент — заняться больше нечем, только сплетничать. Меня это не задевает.

Что удобнее: онлайн или оффлайн?

Я работал с клиентами как онлайн, так и оффлайн, но мне кажется, что специфика моей работы больше подразумевает оффлайн.

Когда говорят, что мир изменился, мы все перейдем в онлайн, мне становится смешно.

По видеосвязи я не увижу многих деталей в посадке одежды. Плюс ко всему, камера искажает цвета. Работа стилиста — это прежде всего работа с человеком, общение, обмен энергией, создание положительных эмоций. Онлайн можно работать, когда с клиентом раз пять поработал оффлайн, и уже знаешь все нюансы фигуры.

«Все нравится, но на работе не поймут»

Большая проблема в Ташкенте — общественное мнение. «Что скажут соседи? Что подумают родственники?». Когда я работал в бутике, часто слышал: «Мне самому всё нравится, но на работе не поймут». Причём так рассуждают даже успешные бизнесмены, которым, казалось бы, должно быть все равно. Например, когда они вылетают за границу, они одеваются совершенно иначе, потому что чувствуют себя более раскрепощенными. Это проблема маленьких городов. 

Вкус людей формируется от того, что заказывают байеры. Если магазины заказывают что-то более или менее интересное по типу бордовых брюк, это остается не купленным. Байеры потом думают: «Зачем заказывать такие брюки, лучше я закажу темно-синих в два раза больше, они хотя бы продадутся». Это такой круговорот.

Люди ведь надевают то, что им продают. Если сейчас закрыть все магазины и открыть другие с современным ассортиментом Zara и H&M, люди станут носить это.

Тренд весна-лето 2021: уходим от стритстайла, переходим на осознанное потребление, на классику и элегантность.

Три правила стильного мужчины

  1. Оставаться верным своему стилю. 
  2. Быть примером и всегда помнить, что люди на тебя смотрят и равняются. 
  3. Развивать насмотренность.

Больше материалов в Телеграм-канале @TBLD

tg