«Я понимал, что любой Иванов Иван может спокойно выиграть меня без какого-либо усилия», — директор Ziyo Forum о развитии студенческих комьюнити и образовании в областях Узбекистана

Наша редакция пообщалась с Бобуром Фармановым, директором международного фонда развития науки и образования Ziyo Forum.


Образование и работа в России

Я закончил бакалавриат в РАНХиГС, изучал государственное и муниципальное управление, а в 2019 году окончил магистратуру Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ.

Был руководителем отдела работы со СМИ в общественной организации «Опора России» и руководителем медиа направления по Новосибирской области в «Молодой гвардии», затем заместителем главы в Узбекско-Русском национально-культурном центре.

Я был одним из первых студентов из Узбекистана в этом ВУЗе и на первых парах, когда мы знакомились с преподавателем, он задал вопрос, есть ли в Узбекистане вообще дороги. Меня это очень удивило и даже немного расстроило, что даже у преподавателя нет понимания, что такое Узбекистан, что уж говорить о студентах. Тогда я решил изменить имидж Узбекистана в их глазах собственным примером.

Мне хотелось показать, что из Узбекистана приезжают не только трудовые эмигранты, но и ребята образованные.

Уже ко второму курсу я стал председателем интернационального клуба и думаю, что определенных успехов в этом мне удалось добиться.

Изначально в волонтёрство и активизм я подался, чтобы избежать депрессии в Сибири, которая настигает многих с наступлением холодов. На своем примере я прочувствовал, насколько сложно адаптироваться иностранному студенту в новой стране. Причём это относится даже к таким мелочам, как найти магазин ближайший, как одеваться, чтобы не замерзнуть и многое другое.

Чем отличается сфера образования в Узбекистане и в России?

В первую очередь, за рубежом дают возможность проявить себя.

Первое, что я заметил необычного в российском университете — мне дали возможность выбрать, чем я буду заниматься на физкультуре. Я выбрал плавание. Круто же? У нас ты ходишь стандартно на уроки физкультуры и делаешь зарядку.

Второе — это то, что там нет как такового куратора-преподавателя. Просто студенты старших курсов курировали нас, первокурсников, они и погружали нас в студенческую жизнь. Это было для меня удивительно.

У нас, к сожалению, нет ценности образования. В Узбекистане очень сложно поступить, а потом вы четыре года можете ничего не делать и благополучно выпуститься. А в российском ВУЗе сложно именно учиться и удержаться. При поступлении у меня в группе было 33 человека, закончили 17. В магистратуру поступило 20 человек, закончило 7. И на мой взгляд, как раз такой подход и верный.

Пусть поступление будет доступнее, пусть больше студентов смогут попробовать свои силы и отсеяться, если не хватит сил, терпения и упорства доучиться.

Причины возвращения в Узбекистан

По окончании магистратуры я взвешивал, стоит ли возвращаться. Был какой-то удерживающий фактор, возможно родители, из-за которых меня тянуло домой.

Во-вторых, на тот момент уже происходили позитивные изменения в стране по сравнению с закрытостью государства ранее.

Третье — то, что я всегда буду чужим в России. Меня зовут Бобур-Мирзо Бахром угли, и это всегда будет написано на моем лице. Я понимал, что любой Иван может спокойно выиграть меня без какого-либо усилия.

Четвертое — это климат. Я очень сильно уставал. Когда я вернулся в Узбекистан, я весил 73 кг, хотя мой вес нормальный составляет 80+. Потому что в холоде вы тратите больше усилий на обычное обеспечение жизнедеятельности организма.

Рассматривал и другие варианты. Как и все, хотел в Москву, но там мне не понравилось — дикая конкуренция и отношение типичных москвичей. Сибирские люди совсем другие, приветливые, а в Москве могут быть приветливыми, но при этом вам будет не о чем поговорить.

Самое важное, почему я вернулся — мне стало скучно, потому что всего, что мог там, я добился. А мне нужен был выход из зоны комфорта.

Возвращаться всегда непросто

Возвращаться оказалось тоже непросто – пришлось элементарно вспоминать узбекский язык. В первые дни я показывал таксисту, куда мне нужно доехать, буквально на пальцах.

Поначалу очень часто сталкивался с непониманием.  На мои идеи реагировали так, будто я с луны свалился.

Я никогда не задумывался над тем, что будет завтра. Сейчас мне всё нравится, я нашёл своё место, и оно в Узбекистане.

В Узбекистане можно делать очень многое, это не паханое поле, просто бери и делай. Есть очень много проблем и вопросов, которые можно решить, и это, опять же, вызов самому себе.

Почему студенческие комьюнити в Узбекистане не развиты

Студенческие комьюнити в Узбекистане развиты в только в ВУЗах с зарубежным руководством. В Вестминстерском, например, активное студенческое движение, в Туринском, в Сингапурском. Это традиции, которых в наших государственных институтах нет.

Сейчас я сам помогаю транспортному университету. Мы там уже организовали работу ЦИК (центрально-избирательной комиссии). У студента ведь просто нет понимания, что предложить. Приходили с просьбой дать денег: «Я открою кирпичный завод!», не понимая, как действовать дальше. Я работаю как раз над тем, чтобы дать студентам возможность организовать сначала какой-то фестиваль внутри института, затем какое-то мероприятие среди нескольких ВУЗов, затем попробовать что-то еще более масштабное, чтобы они понимали, как эта система работает и далее могли уже придумывать что-то новое, что-то своё. Финансирование – не единственная загвоздка организации чего-либо. Важно понимать дальнейшие шаги.

Сильно мешает в развитии комьюнити барьер между преподавателем и студентом, невидимая стена — никогда студент в национальном ВУЗе не может спорить с преподавателем. Корнями это уходит в то, что для того, чтобы зайти в маленькую дверь медресе, необходимо ведь было приклониться — это уважение к наставнику. И этот трепет до сих пор сохраняется.

Образование в областях

Я сам родом из Ферганы, и я знаю, что такое область.

В начале 2020 года мы с рабочей группой Совета по высшему образованию посетили 9 ВУЗов страны. Так как я не могу оценивать работу по бумагам, я общался лично со студентами. В результате заметил необычное свойство областных студентов – между ними и преподавателями есть огромный разрыв в коммуникации. Они какие-то запуганные будто, но не администрацией, по моему впечатлению, а в целом. Ничего не предлагают, не инициируют. А преподавателей сильных хватает.

В Ташкенте студент может позволить себе спорить с преподавателем в рамках разумного, конечно. А в области такое невозможно себе даже представить. О каких уж комьюнити тут можно рассуждать.

Я считаю, что решение этих проблем – это хлопок двух рук — и на студентах есть ответственность, и на администрации университетов.

О Ziyo Forum в действиях

Мы даем молодежи свободу творчества, свободу делать то, что ты задумал. Идея ничего не стоит, нужно продумать способы реализации. Мы же помогаем соединять различных специалистов, работаем на коллаборации.

К примеру, проект открытая сцена в Central park. Мы организовали сцену, где любой талантливый человек может выступить, показать, на что он способен: спеть, станцевать, рассказать стендап. Это некая подготовка перед большой сценой, чтобы отрепетировать выступление перед публикой.

На узбекском языке мало контента. В планах есть центр переводов научной литературы. Мы хотим переводить не Достоевского на узбекский, а современную литературу, бизнес-литературу. В период карантина мы организовывали онлайн читальный клуб: отправляли книгу и запускали опросник на её знание. Победителю дарим следующую книгу в подарок.

Создаём сейчас альманах про молодых учёных, исследователей. Открыты к сотрудничеству в этом плане тоже. Готовы рассказать и показать даже о неудавшихся кейсах. Даже если вы создавали макет ракеты, и у вас не срослось с топливом, мы об этом расскажем, и вы сможете найти кого-то, кто вам с этим поможет.

Мы делаем проект единого межвузовского СМИ. Для этого проекта нам требуются дизайнеры сейчас, например, мы готовы взять их в штат. У нас есть студия видео и звукозаписи. Возможностей много, были бы инициативные ребята.

Недавно наш Фонд поддержал археологическую экспедицию в Наманганскую область, в ней совместно работали именитые археологи и студенты исторического факультета Национального Университета Узбекистана. По отзывам, ребятам нужно больше таких практических занятий, только так можно прочувствовать профессию, на которую учишься. Мы нашли захоронение, где порядка 30-40 курганов, датируемых 3 веком до нашей эры. Археолог Карасёв сравнивает эти места со Стоунхенджем.

Для того, чтобы все эти направления развивались, мы готовы поддерживать инициативу, если кто-то захочет принять участие, например, в дальнейшей экспедиции. Потому что в Узбекистане есть очень много локаций, много вопросов, много загадок.

Сейчас есть проблема с тем, что, например, на одном факультете две группы друг друга не знают. Отдаленность факультетов — это проблема. Нет никаких мероприятий совместных для студентов разных факультетов, все варятся в своем соку. Любая гениальная идея претворяется в жизнь благодаря не одному человеку, это симбиоз разных людей с разным мировоззрением. Ведь айфон тоже не изобретение Стива Джобса, это командная работа.

Мурал 

К нам в фонд Ziyo Forum обратился талантливый художник Хасан Майчеев просто с запросом, что он хочет творить. Мы продумали механику и создали совместными усилиями самый крупный в Узбекистане мурал в честь врачей в период пандемии.

Я считаю Хасана героем — с утра до вечера рисовал в течение 10 дней. Мы со стороны фонда приобрели расходные материалы. Самое удивительное, уже перед самым подъёмом он признался, что боится высоты. Ему, кстати, ничего не выплатили, но я в попечительский совет обратился, сказал, что этому человеку нужно выплатить премию.

Лично я доволен результатом. Я ожидал, что будет много хейта, но конструктивной критики так и не увидел ни от кого. Для меня было бы показательно, только если бы сообщество художников выдало вердикт, что эта работа недостойна быть на этой стене.

Родители

Мама — преподаватель, работает в Ферганском государственном университете, преподает 8 предметов, начиная от истории Узбекистана, всемирной истории и до политологии.

Папа — инженер-механик, работал в автосалоне, сейчас работает на заводе инженером.

У меня нет политиков в семье, крупных предпринимателей — обычная семья.

Это Бобкаст

НОВЫЙ ЭПИЗОД! Слушайте на всех платформах 😎Зачем нужны студсоветы? Что такое студенческое самоуправление? Откуда…

Posted by Бобур Фарманов on Sunday, December 13, 2020

Подкасты — это очень удобно, их можно слушать в машине, во время пробежки. Они мне давно нравились, поэтому я и начал записывать свой. Также благодаря этому подкасту я борюсь с собственными словами-паразитами. Когда тысячу раз вырезаешь своё «условно», стараешься в дальнейшем уже употреблять их меньше. Очень хотелось бы, чтобы подкастов становилось больше. Для этого потребуется больше времени.

Было бы круто, если бы какой-то чиновник запустил свой подкаст — это сделало бы их ближе.

Подкаст на узбекском с удовольствием бы слушал.

Проблемы государственного языка

Один из факторов, влияющих на проблематичность употребления узбекского языка, связан с влиянием исторических событий на страну. Узбекистан — молодое государство, где ранее часто сменялась власть.

Начертание латиница-кириллица постоянно сменяется. Это второй фактор его нестабильности. Язык постоянно трансформируется. Будет развиваться, если на литературном узбекском языке будет говорить молодёжь. Через одно-два поколение ситуация уже сможет стабилизироваться.

Больше материалов в Телеграм-канале @TBLD.

Больше материалов в Телеграм-канале @TBLD

tg