Дильфуза Куролова: «На систему гораздо легче влиять, когда ты находишься вовне»

Женщина-юрист в Узбекистане, как и женщины-политики – явление не самое частое. Тем интереснее пообщаться с таким профессионалом. 


Уверенная в себе, с чувством юмора и совершенно без чопорной серьезности, которая часто присуща людям с таким родом занятий. Начали разговор, как водится, с ситуации на дорогах города и об особом отношении к женщинам за рулем. Но вернулись к этому вопросу уже в конце беседы.

Источник фото: weproject.media

– В одном из интервью вы обмолвились, что ваше детство было непростым и пришлось резко повзрослеть. Это повлияло на ваш выбор профессии? 

Некоторые события повлияли на то, что во мне проявилось обостренное чувство справедливости. До определенного возраста у меня было настолько беззаботное детство, что моя избалованность привела к плохим оценкам в школе – я просто не считала нужным грызть гранит науки, ведь все по жизни давалось легко.

Но однажды отец сказал мне, что деньги и должность – это дело приходящее и уходящее, а вот знания всегда со мной останутся, по сути это самое выгодное вложение в себя.

Мне было восемь лет, когда сознание перевернулось — с того момента я не получила ни одной четверки. Возникшее обостренное чувство справедливости всю жизнь меня преследует и заставляет постоянно бороться за правду, так что неудивительно, что я сейчас настолько люблю свою профессию. 

Источник фото: weproject.media

Но так было не всегда. Как бы это странно ни звучало по современным меркам воспитания детей, родители мне заявили, что первый их ребенок должен быть юристом, а второй – медиком, вне зависимости от того, чего хотим мы. Так в пятнадцать лет я поступила в юридический университет, выполнив волю мамы и папы. Я была ботаником без своего мнения. Вплоть до момента, когда родители отправили меня в Великобританию изучать английский язык. Там буквально за пару месяцев самостоятельной жизни мое сознание резко изменилось. А в первые дни я испытывала дикий страх, боялась, что потеряюсь в чужой стране, не смогу связаться с родителями. В общем, сепарация прошла быстро и жестко. 

По возвращении на родину я стала активно проявлять свою гражданскую позицию. На своем факультете я слыла активным борцом за права студентов, писала жалобы на преподавателей, заставляла по графику работать библиотеку – они мне до сих пор это припоминают.

Источник фото: TEDxMustaqillikSquare

– После окончания университета вы сразу пошли в юриспруденцию или искали себя? 

– Искала. Конечно, это в первую очередь актуально для тех, кто может себе позволить не работать в определенный период жизни. Мне повезло. После университета я занималась рисованием, планировала стать архитектором, помогала родителям строить бизнес, работала общественником в судах и прокуратуре. Сейчас конкуренция в борьбе за престижное место работы гораздо выше, чем в те времена. Тогда хорошее образование фактически было путевкой в отличную карьеру. 

Попробовав себя в судебной системе, я поняла, что это совершенно не мое. Мне вообще в лицо сказали: «Систему ты не сломаешь, это она тебя сломает, лучше уходи». В судебной системе есть множество недостатков, как и в самом процессе: несостязательность сторон, привилегия правоохранительных органов в части вынесения обвинительного заключения, что сильно влияет на итоговое решение суда и другие.

Судам нужна независимость.

Сейчас хоть какие-то продвижения есть в этом направлении, а во времена, когда я заканчивала университет, даже речи быть об этом не могло. Поэтому я там и не задержалась. Тогда протоколы судебных заседаний составлялись с дикими ошибками. Несмотря на то, что меня приглашали и в прокуратуру (а моя мама мечтала об этом), я отказывалась. Мне понадобилось несколько лет, чтобы понять, как бороться с недостатками системы. Только находясь вне ее, я могу как-то на них повлиять.

Могу открыто говорить о проблемах, не играя по чужим правилам, потому что я не часть этой системы и мне нечего терять.

 Источник фото: trustbank.uz

– А как вы можете повлиять на систему? 

– Через проекты. Общенациональное движение «Юксалиш» собрало несколько независимых экспертов в разных областях, среди которых я отвечаю за все, что касается судебной и правовой сферы. Не так давно гендерная комиссия в Сенате Олий Мажлиса получила мою жалобу с конкретными предложениями по недопущению вмешательства в частную жизнь и травли в сети. Так как я сама напрямую столкнулась с такой несправедливостью, я вместо эмоциональных поступков решила помочь предотвратить такие случаи в будущем. 

После того, как я дала интервью в YouTube проекте «Ular», где одной из тем было отношение к роли женщины в обществе, блогер Abusolih Fox в своем аккаунте выпустил видео, заголовок которого ярко отражал его мнение о моем выступлении. Что-то типа «еще одна феминистка нарисовалась».

Меня обвиняли буквально во всех смертных грехах. Что я чуть ли не развращаю молодое поколение и учу плохому, осуждались и высмеивались мои личные видео из Instagram, предъявлялась претензия, что я говорила на русском языке и прочее. В итоге в мой директ и в комментарии под постами полились проклятия и оскорбления, от которых я была в шоке.

Конечно, моей первой реакцией было «разнести» этого человека, эмоции на какой-то момент взяли верх. Но успокоившись, я решила применить главное свое оружие – знания. И вместо выставления себя жертвой и истеричкой я конструктивно расписала, что необходимо делать в подобных случаях на законных основаниях. Ведь этому блогеру было невдомек, какое количество нарушений он допустил, выпустив подобное видео. Свободой слова в сети еще нужно уметь пользоваться, чтобы не оказаться в щекотливом положении.

 

Источник фото: weproject.media

— Давайте обсудим Ваши бесплатные консультации?

– По основной работе я консультант в различных проектах. У меня контракт во Всемирном банке по социальному развитию и в Международной комиссии юристов по правовым вопросам. У меня нет адвокатской лицензии, я не адвокат, но моя квалификация позволяет помогать людям. Запросы приходят на почту, через социальные сети, и я всегда стараюсь найти время прочитать, вникнуть и проконсультировать человека. Иногда пока ребенка укладываю по ночам. 

Источник фото: initiative.uz

– Люди же, наверно, явно не с приятными историями обращаются, а с трагедиями. Не тяжело через себя это все пропускать при такой занятости? 

– А мы так не делаем – нас в юридическом учили как раз абстрагироваться на специальном курсе, иначе объективно на ситуацию посмотреть невозможно. Все это приходит со временем, после практики. А она, кстати, начинается чуть ли не с первого года учебы – ты выступаешь стажером. Помню, меня взяли в судебный зал, посадили рядом с прокурором, сказали наблюдать и учиться. А дело было по изнасилованию несовершеннолетних рецидивистом. Меня начало буквально трясти, истерика подступала к горлу, и, заметив это, прокурор вежливо выставил меня из зала. А к четвертому курсу я спокойно присутствовала на вскрытиях на курсе судмедэкспертизы.

Ну и раз мы все же коснулись этой темы, напоследок поделитесь своим мнением о сексизме, защите прав женщин. Есть ли в нашей стране какие-то сдвиги в этой области?

– Начнем с того, что я раньше вообще отрицала такое понятие «как защита прав женщин». Я не разделяла права по гендерному признаку.

Права человека равны вне зависимости от того, женщина ты или мужчина.

Повзрослев и избавившись от юношеского максимализма, я пришла к выводу, что в моей жизни были случаи сексизма, но тогда я этого не осознавала. Однажды меня даже уволили с работы во время (и из-за) моей беременности. 

Сейчас могу уверенно сказать, что сдвиги есть. Благодаря тому, что многие вопиющие случаи того же домашнего насилия стали подвергаться широкой огласке. В областях множество негосударственных некоммерческих организаций оказывают поддержку жертвам подобного отношения, в том числе, помогают обрести профессию, чтобы женщина, уйдя от мужа-тирана, могла прокормить себя и детей. 

Источник фото: osce.org

Если еще совсем недавно было нормой понятие «сама заслужила», было нормой уничижительное отношение свекровей к келинкам, то сейчас ситуация в корне меняется. Даже мнение о брачных контрактах изменилось, их перестали демонизировать. Задумайтесь, как важно расставаться без дополнительных стрессов для вас и детей, без разборок в судах, которые подчас отнимают очень много времени и денег. 

Только сменив отношение к давно укоренившимся в нашем сознании стереотипам, мы можем надеяться на улучшение ситуации в обществе.

По сути, вся моя работа направлена именно на это. Я не люблю просто сидеть на диване и критиковать, а всегда предлагаю альтернативу и лучшие варианты решения проблемы. И убеждена, что только такой подход сможет привести к результату.

Больше материалов в Телеграм-канале @TBLD

tg