«Феминистки не против мужчин!»: активистки Exponaut и организаторы нашумевшего проекта #вместеобольном

Редакция TBLD поговорила с создательницами проекта Нигиной Холмухамедовой и Анастасией Курылёвой.


Идея создания проекта Exponaut

Нигина Халмухамедова: Я художница-самоучка. Когда я переехала работать в Париж, была особенно вдохновлена культурой общества. Искусство является неотъемлемой частью жизни людей в Европе. В свободное время они постоянно посещают музеи, выставки, галереи, покупают предметы искусства. По приезду в Ташкент мне очень хотелось привнести немного арта в жизни местных людей, сделать так, чтобы люди, а особенно молодёжь, интересовались творчеством, социальными и культурными вопросами.

Так я решила открыть цифровую галерею «Экспонат». Набрала команду, и мы запустили онлайн-галерею. Освещали вопросы культуры и искусства, организовывали ивенты, а также рассматривали социальные проблемы через призму творчества (кинопоказы, антистресс фестивали, кино-токи и т.д.).

Когда объявили карантин, мы полностью перешли в онлайн формат. Я не могу сказать, что мы резко поменяли направленность. Онлайн присутствовал у нас всегда, просто в этом году мы больше делаем упор на разбор социальных вопросов, нежели на организацию мероприятий из-за сложившихся условий. Тем не менее, творческая сторона проекта все равно остаётся ключевой.

Фото: из личного архива Нигины Халмухамедовой

Анастасия Курылева: В команду Экспоната я попала после своего возвращения из Москвы. И вот сейчас уже на этом этапе перестройки я стала полноценным членом команды. Образование у меня неоконченное высшее по направлению социологии. Очень люблю это направление, и поэтому наверно мне так полюбился этот проект. В общей сложности мы совместно организовали около 18 ивентов за 9 месяцев.

Экспонат не только про феминизм. Да, мы говорим о женских правах, об общечеловеческих правах. Допустим, у sarpa media больше уклон в феминизм. Просто в Узбекистане эта тема настолько не развита, что любой материал, который затрагивает проблемы прав женщин, женское здоровье, автоматически получает ярлык феминистического.

О финансировании проекта

Анастасия Курылева: Мы действуем на чистом энтузиазме! Мы очень благодарны людям, которые откликаются и помогают нам смонтировать ролик, написать пост. Экспонат — это пристанище для таких классных креативных людей, которых волнует не только их жизнь, но и жизнь, которая останется после них.

Для всех мы стали девочками с табличками, ярыми феминистками, поэтому, мне кажется, наши рекламодатели не захотят с этим связываться, — делится Анастасия Курылева.

Основной источник заработка

Нигина Халмухамедова: Я работаю в компании Vivo в отделе кадров.

 Анастасия Курылева: Я недавно уволилась из рекламного агентства, где работала SMM менеджером и копирайтером. Сейчас я стала копирайтером на аутсорсе. Я почувствовала, что истощена и делаю то, против чего выступаю душой. Все эти замыленные фотографии в соц сетях, приукрашивание действительности мне не близки. Надоело идти против себя. В определенный момент мне стало настолько плохо психоэмоционально, что я буквально перестала двигаться и справляться без психологической помощи.

«Вместе о больном»

Нигина Халмухамедова: В команде нас было трое на момент запуска #вместеобольном. Для каждой из нас проблема гендерной дискриминации была очень близка. Мы часто обсуждали вопросы несоблюдения женских прав в Узбекистане. В то время было очень много случаев домогательств, насилия и даже убийств женщин. Мы поняли, что нам очень тяжело молчать об этом. Достаточно спонтанно и в то же время очень организованно мы запустили нашу акцию #вместеобольном, которая получила колоссальный отклик и поддержку среди женщин. Многие женщины писали слезные письма благодарности за освещение этой темы. Нас даже поддержало очень много мужчин. То, какой социальный резонанс вызвала данная акция, говорит о том, что вопрос гендерной дискриминации является большой и глубокой раной нашего общества, которая распространяется практически на все сферы жизни.

Угрозы после вашего флешмоба

Нигина Халмухамедова: Угрозы поступали. До сих не прекращаются обсуждения флешмоба в фейсбуке. Данная акция являлась ярким заявлением о проблеме. Далее мы действовали и действуем уже в образовательных целях, где объясняем, зачем и почему нужно соблюдать права женщин.

Государственные органы с нами не связывались, хотя это очень печально. Но мы сами связывались с различными локальными организациями под ООН. Если говорить о местных ННО и социальных проектах, то нас особенно поддержала Ирина Матвиенко из NeMolchi.uz, а также различные зарубежные организации из сферы защиты прав человека (dekabristen.org) и СМИ.

Сразу после флешмоба нас раскритиковали в УзА, — рассказал

Спустя два месяца о нашей акции снова заговорили. На этот раз телевизионные «эксперты», которые особо удивились фразе «мое тело — мое дело».

Фото: из личного архива Нигины Халмухамедовой

Анастасия Курылева: Нас обвиняли, что мы идем против ислама, хотим сделать из наших женщин представительниц древнейшей профессии. Были и прямые угрозы типа: «Я вас найду и покажу, что такое насилие, чтобы вы понимали!». Мы с Нигиной всерьез первые дни оглядывались по сторонам, было очень страшно.

Мне лично пишут часто что-то вроде «тупая фемка, заткнись». Когда это все наваливается, становится сложно, потому что ты смотришь на количество этих людей и возникает вопрос, зачем мне все это, а потом понимаешь, что как раз для того, чтобы таких людей становилось меньше.

Про рубрику писем от подписчиц

Анастасия Курылева: Была история о том, как девочку насиловал отец, а мама это знала, но не реагировала. Была история с девушкой, у которой была первая брачная ночь, она толком не знала своего мужа, плакала, чтобы он её не трогал. Но он все равно насильно заставил её исполнить свой супружеский долг.

Это всё не остаётся просто историями, мы продумываем, как можно помочь этим людям. Ищем нормального терапевта, юриста, которые могут помочь. Это должна быть безвозмездная, но качественная помощь. Оказалось, такие люди есть. Например, юрист Дильфуза Куролова проводит бесплатные юридические консультации.

Нужен ли вообще женщинам в областях феминизм?

Анастасия Курылева: В областях вообще остро стоят базовые вопросы. Им точно не до вопросов феминизма. Женщина с двумя детьми, работающая на заводе в маленьком городе, где их всего два. Если ее там будут домогаться, она скорее всего останется, потому что ей детей кормить нужно – какой уж тут феминизм. Но возможно, если ей помочь сменить работу или открыть новый бизнес, переехать, ее мировоззрение изменится.

Сама проблема – в воспитании и среде воспитания. И на ее решение уйдут годы, десятки лет.

О мужчинах

Анастасия Курылева: Мы живём в патриархальном обществе. Мужчины изначально рождаются с привилегиями и просто не замечают женских проблем: отказ в работе, потому что она молодая, может выйти замуж и уйти в декрет; увольнение из-за беременности; харрасмент за повышение. Каждая третья женщина за всю свою жизнь подвергается либо сексуальному, либо психологическому насилию.

Стоит еще учитывать то, что иногда женщины выступают сами же против других женщин. Если бы изначально люди друг на друга смотрели как на равного человека без деления на гендер, было бы проще.

Мужчины также, кстати, находятся под гнетом патриархата, который они сами построили когда-то. Мужчина может плакать, мужчина может выбирать работу не только по финансовому признаку. Если освободить женщин от угнетения мужчин и дать им равные права, то мужчинам тоже не придется ведь тащить всю семью на себе.

Феминистки не против мужчин. Есть небольшое течение, которое подразумевает только лесбийские пары, но и они не против мужчин, они против брака с мужчинами. Этот стереотип сформировали сами мужчины, потому что даже когда ты им говоришь о своих базовых правах, они уже негативно реагируют и считают, что ты идешь против его прав.

Про феминизм

Радикальные феминистки смещают норму. Именно они добились права голоса, доказали, что плюс сайз – это нормально, что оволосение – это личное дело каждого. Это медленно становится нормой для общества, и это же здорово. Поэтому можно сказать спасибо радикальным феминисткам. Мягким подходом невозможно добиться цели, к сожалению. Хотя себя я к ним не причисляю.

Феминизм неоднородное течение. Я не хочу интегрироваться в течения феминизма, так как это определенный ярлык. Раньше позиционировала себя как интерсекциональная феминистка. Это про то, что все женщины равны, включая трансгендеров. Очень понимаю либеральных феминисток, которые меняют законы таким образом, чтобы учитывались права женщин. Сейчас я не отношу себя ни к какому феминизму, я за то, что все мы равные, важно уважать другого человека, важно уважать себя, а капитализм — зло.

Если не капитализм, то что?

Я понимаю, что капитализм никуда не денется. Капитализм порождает неравенство, из неравенства формируются новые формы дискриминации. Я не люблю капитализм, но я живу в этом мире. Мысли о переезде есть, но не навсегда. Мне нравится жить по году-двум в разных странах. Везде плохо, когда ты там приживаешься и видишь все проблемы. Наверно это мазохизм, потому что в Узбекистане столько всего плохого, но я люблю эту страну и живу здесь.

Планы после финального снятия ограничений

Мы планируем в ближайшее время запустить сайт, работаем над приложением. А также будем расширять команду, — рассказывает Нигина Халмухамедова

Анастасия Курылева: Скоро, например, планируется выставка художника Сардора Эркинова. Очень хочется организовать фестиваль, который бы затрагивал все темы, которые освещает Экспонат и пригласить хороших спикеров.

Больше материалов в Телеграм-канале @TBLD.

Больше материалов в Телеграм-канале @TBLD

tg