Узбекская путешественница о совершенно другом Узбекистане

Алена Аитова признается, что всегда хотела уехать из Узбекистана, но как только начала ходить в походы, желание уехать исчезло.


«Горная Волчица» Алена Аитова уже около трех лет знакомит людей с совершенно другим Узбекистаном: водит в походы, устраивает вертолетные туры, взбирается на вершины гор и является ученицей Григория Требисовского. TBLD поговорил с Аленой Аитовой об экологии и безопасности наших гор, знакомстве с Григорием Требисовским и о ее собственном проекте Wolf Travel.

Начало путешествий

Мое увлечение горами началось три года назад, когда мой парень позвал в поход. Я соврала, что раньше ходила в горы, потому что хотела казаться сильной, но было очень страшно. В свой первый поход я отправилась на гребень Большого Чимгана.  Мы прошли только одну треть. Через полтора года снова прошла по этому маршруту и уже смогла дойти до вершины.

Сейчас я вожу по этому же маршруту других желающих, не одна, конечно — на семь человек полагается по одному гиду. Обычно я замыкающая и иду в медленном темпе, который дядя Гриша называет «старая кляча». Сзади я поддерживаю тех, кому сложно и кто медленно идет. Многие боятся обрывов и пропастей, но ничего опасного на самом деле нет. Мой страх высоты в каком-то смысле помогает контролировать клиентов и самой не подходить близко к пропасти.

Высота Большого Чимгана — 3309 метров, чтобы подняться до гребня требуется три часа, а у опытных путешественников восхождение занимает минут сорок.

Знакомство с Григорием Требисовским

Я познакомилась с дядей Гришей на фейсбуке. Поначалу мне показалось, что он пафосный и не ответит мне, но я ошибалась — он ответил, назвал расценки, и мы решили пойти в поход. С тех пор не было еще таких выходных, чтобы я не ходила в поход с Григорием. Весь карантин я провела с ним в горах.

Приготовление плова и торта на вершинах гор

Тяжелый поход был на Большой Чимган: на вершине мы приготовили торт для Григория Требисовского в день его рождения. У нас с собой были готовые коржи, отдельно ингредиенты для крема и ягоды. Готовый торт поднять на гору не удалось бы. 

Мы закрепили традицию за нами — каждый подъем на какую-либо вершину всегда сопровождается событием, которое никто не делал. К примеру, на вершине Большого Чимгана мы приготовили плов. Подняли с собой дрова, котел, ляган, все продукты. Это был очень нервный для меня день. Сначала разбился ляган, в котором мы должны были подавать и фотографировать плов. Перед горизонтальным страховочным тросом есть грот. В гроте висят таблички с именами умерших людей, а внизу обрыв. В итоге, в этот обрыв у нас упал рюкзак с дровами. Спуститься туда невозможно. С учетом того, что на горах свыше двух тысяч деревья не растут, это было большой проблемой. Оказалось, у нас есть запасные дрова, все прошло хорошо, плов приготовили и подали в крышке от казана. 

Чем заняться в горах?

Так получилось, что сейчас я осталась без команды и веду свой проект Wolf Travel одна. У меня были партнеры, но у нас было разное видение и пришлось разойтись. С моим напарником-фотографом мы организовывали вертолетные туры, роуп-джампинг (прыжки на альпинистских веревках с различных высоких объектов — прим. ред.) и должны были организовать хели-ски (разновидность горнолыжного спорта, спуск по снежным склонам, вдалеке от подготовленных трасс с подъёмом к началу спуска на вертолёте — прим. ред.). 

Я решила, что буду набирать не постоянную команду, а каждый раз отдельно собирать людей попроектно. Также хочу обучить на гида нескольких человек, как своих помощников, чтобы они получили лицензию гида и были самозанятыми.

90% людей, которых мы водили в горы, не знали, что такое поход вообще. Для них поездка в горы ограничивалась рестораном на Бочках, Чарваком и канаткой в Чимгане. 

Обучение на гида

Чтобы получить лицензию гида, надо пройти обучение и сдать экзамен в Госкомтуризме. Но с нуля они не обучают, нужно иметь базовые знания. Обучение проходит следующим образом: мы осваиваем технику безопасности, оказание первой помощи, изучаем историю Узбекистана, а с походов пишем отчеты в виде практики.

Организация вертолетных туров

Также мы устраиваем вертолетные туры. На самом деле, это сложно, потому что пилоты полностью зависят от погоды, для вертолетов очень дорогое топливо, непросто получить разрешения. Даже если будет небольшой туман, тур отменится. Но несмотря на все сложности организации мне нравится этим заниматься, потому что мы исполняем мечты людей, а это дает заряд мотивации и энергии. Например, в наш первый вертолетный тур полетели даже несколько пенсионеров, которые давно об этом мечтали.

Сервис в походах

Некоторых клиентов мы транспортируем прямо из дома. Из Ташкента мы выезжаем на комфортном транспорте. Если поход тяжелый и много людей, организовываем и портера — человека, который несет ваши вещи. Также у нас включен обед, если поход длится дольше одного дня, то завтрак и обед с приготовлением тоже. Обязательно есть фотограф и видеооператор. Есть еще гастрономические походы, в которых мы готовим стейки в горах. Максимум мы берем 20-25 человек.

Поход в горы — побег от реальности?

Многие люди идут в поход, чтобы привести мысли в порядок. Самой себе в первые походы я хотела доказать, что смогу преодолеть себя. У меня раньше было расстройство пищевого поведения, лишний вес, я сидела на строгих диетах, сильно ограничивала себя. А в походе не только можно, но и нужно обязательно съесть что-то сладкое, так как это быстрые углеводы, которые дают энергию. Поэтому поход всегда ассоциировался с позитивными эмоциями.

Горы как наркотик: вам тяжело, и вы уверяете себя, что больше никогда в поход не пойдете. По возвращении домой вы просматриваете фото, ваш мозг вспоминает выброс эндорфина, и вам неосознанно захочется пойти еще. 

Проблемы экологии и безопасности в горах Узбекистана

В тех точках, куда могут добраться люди, очень много мусора. У чимганской канатной дороги так вообще тонны мусора. Организации по типу Hashar Week регулярно выезжают в горы вывозить мусор. Мы после наших походов сжигаем мусор, а стекло и пластик уносим с собой, но и этого мало.

На Большом Чимгане есть два троса, Григорий их сам установил, за что на него посыпались возмущения: «Все, кто не попади теперь будет туда ходить». Но все желающие и так будут ходить, а с тросами безопаснее. В Европе везде есть ступени и тросы, а у нас нет даже ни одного спасателя. МЧС тут толком не помогут — в горах нет связи, пока звонок дойдет, пока приедут — уже поздно будет. Также у нас убрали лавинные пушки, которые сбивали поток снега. В Узбекистане есть только один лавинщик, который отправляет сводки, Альберт Попов. Ему 74, и он планировал улететь в Питер к родственникам.

Эверест все еще мечта путешественников?

На Эверест мне не хочется — слишком коммерческая гора. Сложно оформиться, цена около $100 тысяч. Физически это тяжело и долго — только до базового лагеря надо идти две недели.

Моя мечта — это восхождение на Эльбрус. Поход на эту гору дается легче, дешевле и необязательно использовать кислородные баллоны.

Больше материалов в Телеграм-канале @TBLD

tg