Никита Макаренко о том, почему театр необходим каждому человеку, о цензуре и подлинном духовном развитии

Журналист Никита Макаренко в своей колонке для TBLD рассказал, как на самом деле живут театры.


Театр сегодня актуален как никогда. 2020 год это доказал. Театр — это передовая линия человечества, последняя траншея, в которой мы собираем разрозненные сердца обратно. Нас навсегда разъединил Интернет, нас раскидала по квартирами эпидемия. Мы всё меньше и меньше встречаемся, чтобы совместно испытать эмоции.

В театрах сегодня происходит финальная битва с одиночеством. Прогресс принес нам все, кроме ответов на главные вопросы. Кроме счастья. Мы зовем всех отчаявшихся: вставайте с нами, давайте встретим неизвестность лицом к лицу, давайте вглядимся в бездну вместе! — говорит Никита Макаренко, драматург, музыкальный продюсер, музыкант театра «Ильхом».

Театр — это одна из самых древних, исконных и естественных форм коммуникации людей. Ещё не было ничего — ни газет, ни ламповых телевизоров, ни TikTok. А театр был.

Сначала люди научились говорить. Потом они поняли, что совместно можно решать много проблем. Появились цивилизации. Но оказалось, что не все вопросы и проблемы можно решить, собравшись поговорить вокруг костра.

Какие-то важные ситуации нужно повторить заново. Проиграть. Снова пережить вместе. Какие-то вопросы невозможно задать друг другу. Стыдно, страшно. Но можно — представляя себя другим.

Театр — это единство зрителя и происходящего на сцене. Они не могут существовать отдельно друг от друга. Театр рождается в тот момент, когда у него появляется зритель. Здесь и сейчас. 

Театр не существует в записи, его нельзя посмотреть по видео, он не может быть вчера или завтра. Зритель пришел, занавес открылся, представление началось — начался обмен энергией. Резонанс. Это и есть театр.

Самая важная вещь, которая делает театр театром, и за которой мы в него приходим — это взаимный обмен энергией с актерами. И чем сильнее и убедительнее художественный замысел и его исполнение на сцене, тем сильнее раскачиваются эмоциональные качели. Тем сильнее идет резонанс. От актеров к зрителю — и обратно.

Что-то похожее вы можете испытывать, например, на стадионе. Это тоже совместное переживание. Только в театре это переживание — духовное.

Театр ни в коем случае не развлекает. Это не развлечение. Это не приятное времяпровождение. Это должен понимать каждый, кто покупает билет в кассе. Театр — это важное совместное переживание, к которому нужно быть готовым. Никто не обещает вам, что переживание принесет положительные эмоции.

Но если театр хорош, и постановка художественно убедительна, и резонанс силен, вам захочется прийти еще раз. И испытать похожие эмоции вновь. Возможно, вы даже не поймете, что именно в вас срезонировало. Но вам захочется это повторить и разобраться в себе глубже. Это оно! Совместное духовное развитие.

Конечно, резонанс случится, если оба компонента к нему готовы. Плохой театр не сможет раскачать хорошего зрителя. Но и хороший театр абсолютно бессмыслен, если зритель не очень понимает, куда и зачем он пришел.

Я прекрасно помню, как зрители целыми рядами плакали на спектакле «Аэропорт», в котором я работал. Как однажды зритель поделился со мной: «Вы сказали то, что я всегда чувствовал, но не знал как об этом рассказать». Для этих людей случился этот резонанс. И я помню, как на спектакле «Федра» (я сидел в зале) человек час смотрел футбол на телефоне. Для него ничего не случилось. Важное прошло мимо.

Театр будет существовать до тех пор, пока у людей будет потребность в совместном духовном переживании. Театр умрёт тогда, когда каждый закроется в своей квартире, и не захочет больше общаться с живыми людьми. Да, в 2020 году была репетиция этой катастрофы. Но я увидел, что жажда общения стала лишь сильнее. Мы открыли двери театра, и люди вновь приходят, чтобы пережить вместе что-то важное.

Что происходит с театральным искусством в Узбекистане? Несомненно, театр жив как институция. Если вы думаете, что он мёртв, скорее всего, вы просто не ходите в театры. Популярны ли театры в Узбекистане? Опыт показывает, что на хорошие постановки билеты могут продаваться на 1-2 месяца вперед. Значит, людям необходимо именно такое, особое общение.

Конечно, многие театры испытывают проблемы. Особенно в регионах. Профессия актера малооплачиваема, ввиду этого не очень престижна. Существует огромный дефицит режиссеров, продюсеров, технических сотрудников. Но я ни в коем случае не могу сказать, что «театр умирает».

Он не умирает — он трансформируется. И не только в Узбекистане. И не только сейчас. Это происходило и происходит всегда.

Театр меняется также, как меняются и сами люди. Вспомните начало статьи — театр не существует без зрителя. Кто-то двигает этот процесс вперед, кто-то меняет самих зрителей, кто-то догоняет, а кто-то безнадежно отстал.

Важно понимать, что театр — это прямое отражение общества, заключенного в маленькую цивилизацию, государство. Концепция пирамиды Маслоу нам сообщает, что человек начинает интересоваться удовлетворением своих духовных потребностей лишь тогда, когда удовлетворены его базовые материальные. Развитие театрального искусства в Узбекистане неотрывно связано с процессом экономического развития нашего общества.

При этом, важная задача элит, руководящих страной и ведущих ее в будущее, понимать, что искусство требует поддержки. Особенно в такой период. Когда зритель поддержать театр не в состоянии. Уровень этого понимания, в свою очередь, непосредственно зависит от духовного и интеллектуального развития самих элит.

Можно ли закрыть государственный театр потому, что он не приносит прибыли? Можно ли снести театр только потому, что бизнес-центр на его месте принесет много денег? Чиновник, принимающий такое решение, должен быть достаточно духовно и интеллектуально развит, чтобы оценить важность театра для общества как институции. И принять верное решение.

Если говорить о Ташкенте, мне бы хотелось, чтобы среди принимающих решения было больше просвещённости. Упасть в дремучую темноту потребительства, отказаться от духовного развития, заменить бьющиеся сердца стеклянными эрзац-подделками легко. Невероятно трудно вытащить общество из этой пропасти.

Поэтому сегодня здесь и сейчас театры в Узбекистане нуждаются в заботе и поддержке. Частным театрам нужны меценаты, гранты, попечители и фонды. Им не нужно мешать, но нужно помогать в беде. Государственным театрам нужно больше финансирования и больше свобод. Меньше цензуры и фальшивой заботы о нравственности.

2020 год нам явно и четко продемонстрировал — мы настолько же уязвимы перед природой, как наши предки, которые собирались у костра и показывали друг другу первые представления тысячи лет назад. Несмотря на весь наш технологический прогресс.

Мы думаем, что чем-то управляем — и это заблуждение. На все главные вопросы у человечества до сих пор нет ответа.

Приходите в театр. Там мы задаём эти вопросы друг другу. Но не ждите ответов. Их вам никто не даст. Ответы нужно искать вместе. Приходите, если вы готовы искать.

Фото: Александр Раевский

Автор: Никита Макаренко

Больше материалов в Телеграм-канале @TBLD.

Больше материалов в Телеграм-канале @TBLD

tg